Текст #000686

Мы работали с Роммом над двумя фильмами — «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году», — и за это время я видел, как крепнет с каждой сценой его режиссерское мастерство, как оно становится все глубже и значительнее. Ромм сумел собрать вокруг себя прекраснейший коллектив единомышленников, людей, безгранично веривших в него и понимающих его, и это давало возможность снимать в таком ритме, какого не знала до этого (да и после этого) наша кинематография.

...Я ловлю себя на том, что говорю о Ромме так, как можно говорить о живом человеке, а ведь великая беда свалилась на нас, па наше киноискусство: потеряли мы Ромма — большого художника, воспитателя нашей молодежи, создателя множества прекрасных произведений.

После «Пышки» и «Тринадцати», после всенародного признания мастера в связи с постановкой ленинских картин Ромм осуществил постановку «Мечты» — одну из наиболее сложных и интересных своих режиссерских работ. Затем — «Русский вопрос», «Секретная миссия», «Адмирал Ушаков», «Корабли штурмуют бастионы».

Многие фильмы, поставленные Михаилом Роммом, получили международное признание. Советское правительство не раз награждало режиссера орденами, присваивало ему высокие звания. Пяти картинам Ромма присуждены Государственные премии СССР.

Казалось бы, художник, которому удалось создать в искусстве целый мир, художник обладавший общепризнанным авторитетом, мог бы, почувствовав удовлетворение, успокоиться и даже, как говорится «задрать нос».

Но Михаил Ромм был художником и человеком совершенно иного склада. Никогда, даже на вершине своего творчества, не был он полностью удовлетворен тем, что было им создано. Ничто не могло заглушить в нем строгой взыскательности художника, всегда находившегося в новом поиске.

После «Убийства на улице Данте» Михаил Ромм почувствовал себя в состоянии, близком к творческому кризису. Ведь как истинно талантливый человек, он не мог не слышать голоса современности, не мог оставаться в стороне от новых процессов, происходящих в искусстве, от того, что ярко проявлялось в тот период в творчестве молодых.

«Мне пришлось очень много и мучительно думать эти годы, — говорил Ромм, — я часто ловил себя на том, что повторяю мизансцены, уже поставленные, или кадры, уже виденные, что подсказываю актерам когда-то раньше найденные решения. Нет ничего более стращного для художника, чем повторять самого себя... Поверьте, нелегко в моем возрасте сказать себе, что надо найти новый путь. Еще труднее на деле осуществить такой поиск».

Не боясь показаться «голым королем», Ромм критиковал иные свои прошлые постановки и мучительно искал новых путей. Не вообще «новых»— Ромму органически чуждо подражательство — он искал свой собственный, новый, единственно возможный для него путь в искусстве. И при этом неизменно оставался верным принципам партийности, художником яркой политической мысли, тенденциозности в лучшем смысле этого слова. Ромм оставался верен своему убеждению, что главная задача искусства — исследование человека в острейшие периоды его социальной жизни, в переломные моменты его биографии. Ромм по-прежнему искал предельно острого драматического выражения мысли.

И вот в 60 лет он поставил современную, острую по форме, глубокую, очень нужную людям картину «Девять дней одного года» по сценарию, написанному им совместно с Д. Храбровицким, а вслед за этим — фильм совсем иного жанра, манеры, постановочных принципов — публицистическую картину «Обыкновенный фашизм». ...Во время последнего Московского международного кинофестиваля к нам приезжал гость из Италии — известный режиссер Джилло Понтекорво — постановщик фильмов «Битва за Алжир» и «Кеймада». Он рассказал мне о том, как его брат, живущий у нас, в Советском Союзе, повез его в один из дней фестиваля к себе на дачу и как они пошли гулять в лес. Там, в лесу, повстречали они пожилого человека, который нес ведро, полное отличных белых грибов. Братья удивились такому поразительному «улову». Тот объяснил, что знает верные грибные места и каждый год приходит и снимает с них урожай. Поговорили, разошлись. Позже Понтекорво узнал, что это был Михаил Ромм. Демократичность цен делает идеальным местом спа-отель авангард для отдыха