Пройти путь от замысла к реализации

С. Юрский не просто рассказывает, но пластично, наглядно восстанавливает шаг за шагом внешний и внутренний процесс работы над ролями, реконструирует ход своей мысли и интуиции, проверяя задним числом единственность найденного решения. Вопросы, вопросы, вопросы окружают и актера, и читателя, но теперь пройти радостный и мучительный путь от замысла к реализации им надо вместе.

И интуиция и кропотливое исследование человеческих резервов характера — все устремлено к тому, чтобы не только чувство рождало жест, но жест провоцировал чувство.

Однажды мне довелось видеть, как во время гастролей в Москве Пол Скофилд, игравший Макбета, ждал своего выхода перед напряженнейшей, трагической сценой сразу после убийства короля Дункана. Натягивая красные перчатки и наблюдая вполглаза за действием на сцене, актер с кем-то непринужденно болтал. Доля секунды, и Макбет, со вскинутыми кровавыми руками, сломленный и охваченный ужасом содеянного, хрипло бросал: «Готово. Дело свершено».

А. Хмелев, играя Тузенбаха в «Трех сестрах», начинал «гримировать душу» за два часа до спектакля.

С. Юрского интересует технологический аспект актерского мастерства, та самая техника, которая позволяет легко входить в игру, балансировать на грани трагедии и гротеска, лирики и эксцентрики. Видимо, поэтому с таким неподдельным интересом и симпатией пишет он о работе с польским режиссером Эрвином Аксером, который «многому научил нас в технологическом плане». «Актеру нельзя иметь слишком большое сердце — он не выдержит все время переживать, — объяснял свою точку зрения Аксер. — Как хирургу, ему надо делать, а не плакать».

На спектакле «Филумена Мартурано» зал плакал вместе с Рубеном Симоновым. Мы благодарны за слезы Фаине Раневской в спектакле «Деревья умирают стоя», Аспасии Папатанассиу в «Электре». И никому из них не откажешь в блистательной технике. Но разные актерские индивидуальности, разные школы и разная техника. Снова вечный «парадокс об актере»!

С. Юрский — актер товстоноговской школы. В своей книге «Профессия: режиссер» А. Эфрос вспоминает, что в БДТ репетируют иначе.

С. Юрский в своей книге расшифровывает это «иначе», не боясь привести в качестве примера репетиции спектакля, оказавшегося неудачным и быстро сошедшего со сцены. Это «Трасса» И. Дворецкого. И режиссер, и актеры репетировали с увлечением. И замысел был интересным, и оформление, предложенное художником, небанальным... И все-таки спектакль не получился. С. Юрский, может быть, и не исчерпывающе объясняет неудачу, но какие-то существенные предпосылки ее схватывает, пожалуй, верно. Он говорит, что строгая, жесткая предопределенность замысла, продуманного во всех тонкостях и подробностях, лишила актеров простора импровизационного творчества.

В отличие от «Трассы» в «Пяти вечерах» и в «Горе от ума» Г. Товстоногов предложил актерам менее плотную сферу. Замыслы этих спектаклей родились не раз и навсегда. Они росли, изменялись в ходе репетиций. В этом суть той роли, которую играет репетиция в товстоноговских спектаклях: она не просто способ реализации замысла, но средство его выяснения, развития, обновления. Так, на репетиции был найден пластический рисунок «беспокойной старости».

Сама обстановка, атмосфера репетиций, как свидетельствует С. Юрский, — необычайно свободная, располагающая к сотворчеству с режиссером.

Может быть, привычка к такого рода актерской практике и предопределила те сложности и трудности, которые ощутил С. Юрский на съемочной площадке перед «марсианским глазом» кинокамеры. В кино репетиция, увы, нечто подсобное. Как в том спектакле, характер которого заведомо предопределен. В кино зритель — абстрактен, неосязаем. Не с кем прямо, в непосредственном контакте держать паузу. Отсюда резкий вывод: «Искусство киноактера — одинокое искусство». Судя по книге, у С. Юрского довольно противоречивые отношения с кино. Он не обижен вниманием кинематографистов: главная роль в фильме «Человек ниоткуда», одна из главных ролей в двухсерийной ленте «Время, вперед!», знаменитый Остап Бендер в «Золотом теленке», заметные роли в картинах «Республика- Шкид», «Король-Олень», наконец, последняя по счету работа — роль в фильме «Маленькие трагедии». Но при всем этом и у актера, и у поклонников его таланта есть определенная неудовлетворенность его экранной судьбой. Может быть, это связано с тем, что С. Юрский представлен в фильмах одной стороной своего дарования — яркой театральностью. Не случайно он оказался занятым в фильмах, где элементы театральной поэтики сказываются довольно отчетливо. Мгновенный вывод выигрыша и дающие слоты каждому от казино 1xslots .